Previous Entry Share Next Entry
ВЫБОРЫ!
k_degt

Проснулся в 06:30, очень долго надевал линзы (14-часовые, они вообще хуже надеваются чем обычные, но мне придется в них пробыть около суток). Наконец, получилось. Не рассчитал, что маршрутки в такую рань не ходят, пришлось импровизировать, ехать на троллейбусе, в результате опоздал на пять минут, в 07:35 был на участке.

Пока разделся, поздоровался, познакомился с наблюдателями, как-то прозевал момент открытия. Тут же повалили люди, я заметался: начал отмечать, кто берет бюллетени, краем глаза косился на стол председательницы (Галина Александровна, Г.А.), которая работала по открепительным и доп. спискам. Одновременно пытался следить за урнами. Понял, что зашиваюсь.

К сожалению, не помню, как зовут всех участников мероприятия, поэтому, кого не помню по имени, постараюсь как-нибудь безобидно обозвать. Итак, наблюдателей у нас было две группы. Одна, от «Гражданина наблюдателя», она состояла из вашего покорного слуги, Оли Жигуновой (член комиссии с ПРГ от ЛДПР), Александра Зубкевича и Ирины Максиной. Александр и Ирина – двоюродные брат и сестра, но у них были дела, и они появились много позднее, где-то к 12:00.

Вторая группа — просто друзья, назову ее «Квартет «И», поскольку они были такие же юморные и веселые, как этот творческий коллектив. И, как бы это сказать деликатно, примерно такого же национального состава, в котором насчитывалось трое лиц ближневосточной наружности и один очень русский паренек, которого я назову Джимми Пейдж. Если он будет читать эти строки, на что я очень надеюсь, то поймет, почему. Он был как бы наблюдатель от Единой России (sic!). Остальные: Аркадий Хайт (по всем повадкам – именно он), как бы наблюдатель от КПРФ; Михаил Трипольский (это его настоящие имя и фамилия), как бы член с ПРГ от ЕР (sic!) и девушка, которую я назову Ребеккой — в честь героини Вальтер Скотта. Девушка появилась много позже, уже вечером. Квартет «И» действовал с большой творческой выдумкой и они пошли в наблюдатели и члены комиссий от ЕР, чтобы туда не пошли настоящие представители ЕР. Улавливаете? В замысел входило также строго конспирироваться, делать вид, что они друг друга не знают, но Миша спалился еще вчера, Джимми — примерно в 07:40, еще до открытия участка, а «Аркадий» — сразу, как только пришел (он опоздал и, видимо, забыл, что ему нужно конспирироваться).

Наконец, третья группа состояла из одного приятного молодого человека по имени Антон, врача-онколога, с виду — совершеннейшего русского интеллигента начала XX века, в очках и с бородкой. Он, как и я, был якобы наблюдателем от КПРФ. Я мысленно выдал ему партбилет №3, сразу после Ленина и Плеханова. Антон был наблюдателем-одиночкой и представлялся мне весьма опасным для потенциальных фальсификаторов, т.к. ходил между столами и наметанным глазом врача определял — сходятся ли пол, возраст и расовый тип лица, получившего бюллетень с данными его паспорта.

Следует также представить комиссию. Г.А., председатель — наше все, опишу по ходу. Е.И. (Екатерина Игоревна) — секретарь, мечтательная полная дама, очень приятная, но не слишком деятельная. И.И. (Игорь Иванович) — заместитель, десантник советской

закваски, руководитель клуба «Феникс». Он, по сути, и оставался руководителем клуба, следя, прежде всего, чтобы ничего не испортили, не сломали и не утащили. Если и был в помещении «тот, которому все пофигу», то это бы, несомненно, добрейший И.И.

Далее, по столам — наблюдатели. «Танцовщица»: очень милая дама, преподаватель бального танца. «Танцор», он же мой полный тезка, Константин Евгеньевич Пыльнов, изящный пожилой мужчина, тоже преподаватель бального танца. Пара из XIX века, вне подозрений.

2-й стол — Миша Трипольский и Юля Кердывар, чемпионка мира по карате. Два наблюдателя от ЕР. Прои Мишу мы уже знаем, Юля узнала, что она от ЕР совершенно случайно и очень удивилась, но спорить не стала.

3-й стол — Блондинка и Русоволоска. Эти две молчаливые девушки казались идеальными исполнителями чьей-нибудь злой воли; Антон кружил над ними как, как коршун.

4-й стол — Дама, очень похожая на Саманту из «Секса в большом городе» и Неизвестная. Эта пара четко выполняла указания Г.А. и были, что называется, ее глазами, ушами и руками в комиссии. Под суперподозрение их!

5-й стол — его единолично заняла бдительная Ольга, чтобы фланкировать, с одной стороны — стол Г.А. с открепительными, с другой стороны — Саманту и Неизвестную. К самим открепительным Ольгу не допустили, что примерно на 208% повысило ее подозрительность к Г.А.

Кроме того, по залу бродил г-н Звягин, 115 кг и 2 метра чрезвычайно обаятельного молодого джентльмена. И, at last, but not at least — две дивно сложенные лани, студентки-юристки, функции которых не были до конца ясны. Первую лань звали Алей, а вторую я буду называть просто Лань №2. Я подозреваю, что они служили для украшения интерьера, создания положительного образа избирательной комиссии, и с этой задачей справлялись блестяще.

В эпизодах — избиратели, домашние животные, сопровождающие избирателей (в основном — собаки, но встречались и канарейки) и милиционеры.

Итак, что я обнаружил, когда понял, что зашиваюсь? Я обнаружил, что квартет «И» (пока что трио) разыгрывает очередную юмористическую пьесу у рабочего стола Михаила, очень мешая мне фиксировать выдачу бюллетеней. Антон занимался тем же, т.е. мешал мне, но он хотя бы выполнял собственную функцию контроля пола и возраста. Мне также стало казаться, что в урны бюллетени кидают совсем не те люди, которые подходят к столам членов комиссии; я запаниковал, выскочил в зал и призвал «господ наблюдателей» к ответу. «Аркадия» я поставил смотреть за дверью — не идет ли кто бросать сразу в ящик, не подходя к столам. Джимми погнал ходить с выносными ящиками. Мишу призвал к достойному исполнению своих обязанностей, как ПРГ. Антона тоже попробовал приставить к делу, но когда узнал, чем он занимается по собственному почину, одумался — он и так оказался при деле. Не знаю, почему, но меня послушались. Примерно час все покорно исполняли возложенные мной обязанности, потом, наконец, до них дошло, что я самозванец и потихоньку разбрелись. Квартет «И» снова собрался и принялся представлять в уголке скетчи и гэги. Я не стал делать попыток захвата власти на второй срок. Что я — Путин какой-нибудь?

К тому же я успокоился. По данным Антона, пол и возраст соответствовали. В сложных случаях он советовался со мной: выглядит ли та девушка, к примеру, на 27 лет? Я, чтобы не вносить паники, признавал, что крупные женщины могут выглядеть старше своего возраста. Относительно «незнакомых» людей, бросающих в ящики бюллетени, я тоже расслабился, поняв, что просто не запоминаю лица. Бросить пачку было невозможно, но я все равно старался поглядывать за ящиками. Щель настолько узкая, что один бюллетень пролезает с трудом, некоторые старики не попадали, просили помочь нас, но мы перенаправляли просьбу другим избирателям.

Фиксировать выдачу бюллетеней оказалось почти невыполнимой задачей, все мелькает, люди возвращаются, роняют бумажки, передают их обратно, заслоняются монументальными телами г-на Звягина и Г.А.; даже полупрозрачные «Танцор» и «Танцовщица» создавали помехи. Короче, я несколько часов пытался следить, но когда на 3-м часу отстал на 110 бюллетеней, а на 6-м — еще на 135, я понял, что занимаюсь бессмысленным делом. Мне пыталась помочь пришедшая к тому времени Ирина, но и у нее ничего не вышло. Примерно в 16:00 оставили это занятие. Куда важнее было следить за тем, что кидают в урны, и кто подходит к столу с доп. списком. Наша «карусель» из 5 человек пришла пешком в 08:30, я поговорил с ними. У них режим работы двое суток после двух. Алиби полное, я постарался успокоить Ольгу, которую вторжение слесарей очень испугало. Квартет сделал стойку на подозрительного человека в штатском, который ошивался в коридоре. Артур тоже забеспокоился, подошел и спросил: «Кто Вы такой?». Тот оказался оперативным работником МВД и, похоже, так оно и было. Документы Антон спрашивать не стал.

Прибыли две полногрудые дамы — наблюдатели за муниципальных депутатов; через полчаса исчезли навсегда.

Прибыл Александр и занял позицию рядом с Ольгой. Он следил очень пристально и внимательно за столом Г.А; ничего подозрительного, насколько я понял, не заметил.

Избиратели несли с собой много песка, «Танцовщица» относилась к этому с большой тревогой. Мы голосовали в «ее» зале для танцев (впрочем, карате занимаются тут же) и она боялась, что люди испортят ей паркет. Каждые полчаса она брала веник и тщательно подметала, ворча, что из избирателей «песок сыплется». Действительно, сначала шли одни старики, молодежь потянулась к вечеру.

Так прошло время до 20:00. Разумеется, мы много общались с комиссией, — сначала вежливо, потом весело, а к вечеру — уже душевно. Я, например, почти что влюбился (платонически) в Ольгу, каратистку Юлю и обоих танцоров; Саманта казалась мне очень сексуальной (иначе я не назвал бы ее Самантой). Звягин — свой в доску, но именно поэтому оставался под подозрением, какой-то очень уж обаятельный. В конце концов, мой долг — быть параноиком. «Квартет И» смешил меня до судорог в животе, и через какое-то время я начал пытаться, возможно, — неуклюже, им подыгрывать. С обеими ланями было восхитительно пить чай и кофе в небольших перерывах, которые мы, сменяя друг друга, иногда устраивали; меня обычно подменял «Аркадий». Во время этих перерывчиков я пытался выяснить, что же произошло на прошлых выборах. Сразу оговорюсь, что источниками были не только лани, да и самые ценные сведения сообщили не они, и не мне. Поэтому я их и не буду обнародовать. Все что могу сказать, не задевая персоналий — так это, то что на прошлых выборах действительно был вброс в ящик, судя по всему — 200 бюллетеней и что комиссия была вынуждена закрыть на это глаза. Возражал только член комиссии от КПРФ, который на этот раз не пришел, оставив среди большинства членов комиссии неприятные воспоминания. Ситуация была настолько неприятная, что Г.А. (с ее слов) после всей этой истории серьезно заболела (она, впрочем, косвенно давала понять, что никаких нарушений не было, а нервы ей мотал вредный дедушка из КПРФ). Так что участок действительно был грязным, и нас направили сюда не зря. Вот такой парадокс — в комиссии полно милейших, честнейших людей, а вот — не смогли противостоять. Ну, как это понять?

Какой я сделал вывод? Очень простой: прошлые выборы научили комиссию, что честными быть лучше всего, что жульничать — вредно для здоровья, и что если даже один наблюдатель сумел им так попортить кровь, то восемь их просто сожрут. Поэтому нас реально боялись, а мы, наоборот — старались быть как можно вежливей и предупредительней. В результате выборы у нас на участке оказались очень приятными, веселыми и бесконфликтными. Цивилизованными — вот то самое слово. Я вспомнил Диму Финикова добрым словом — его истерика на прошлых выборах не прошла даром и наш ТИК, несомненно, дал установку на добро.

Чтобы развлечься, смотрели через камеры наблюдения на свой и чужие участки: в Дагестане, в Чечне и т.д. Были совсем уж забавные моменты, например, когда в Чечне в какой-то хибарке сидела тетушка, ставила галки в бюллетенях и кидала их в ящик. Ребята волновались, звонили в ситуационный центр, смеялись: наконец-то нашлись нарушения, пускай не у нас, но все равно приятно.

Как только окончилось голосование, участок закрыли, поставили милицию у входа (она там постояла минутку и пошла пить водку с И.И. Это непроверенный факт, но И.И. там с ними сидел и вышел поддатый, а он бывший боевой офицер и не станет пить в одиночку). Я за нарушение не счел, т.к. не пью уже полгода и слегка завидую тем, кому можно; могут подумать, что я из зависти.

Начался подсчет голосов.

Сначала посчитали неиспользованные бюллетени. Отрезали им уголки. Без замечаний.

Посчитали суммы выданных бюллетеней по книгам. Результаты заносили на специальные бланки. Все работы дублировались наблюдателями, я лично контролировал Ольгу, что само по себе легкий маразм (она ведь тоже наблюдатель). Но тут важно было не ошибиться, так что я честно все пересчитывал. Суммировали по всем книгам на столе председателя.

Посчитали контрольное соотношение — сошлось. У всех гора с плеч.

Сдали книги. Честно говоря, не помню, куда их унесли, возможно, они лежали на столе председателя, что не есть гуд, но в целом – ничего страшного.

Принесли переносные ящики, все три. Вывалили бюллетени, пересчитали. Сошлось с реестрами. Разложили по кучкам за кандидатов. Ольга взялась определять за кого голосовали, чтобы контролировать процесс. Называла, показывала. Инвалиды голосовали за Зюганова и Путина, один голос был за Прохорова, один или два — за Миронова.

Принесли первый большой ящик, выбили у него дно (шучу — он развинчивается), рассортировали президентские и муниципальные бюллетени. Принесли второй, у него сняли верхнюю крышку, тоже рассортировали. На землю ничего не падало, пачки никто не подкладывал, я за этим следил. Разумеется, никаких пачек внутри не было, щель для этого слишком узкая. Разделили муниципальные и президентские, стали считать, начали с президентских. Сначала считала Ольга, но через пару сотен бюллетеней скоро устала. Я настоял на том, чтобы каждый бюллетень показывали, рука через какое-то время отваливается. Ее сменил Звягин, но голосов через семьсот и ему прострелило плечо, Ольга завершила.

Может быть, у Ольги наступил еще упадок сил, потому что голоса были в основном за Путина. Иногда раз ей приходилось называть эту ненавистную для нее (и всех наблюдателей, кроме меня) фамилию до десяти раз подряд. Мои новые друзья были в ужасе и мне их было, конечно, жалко. Тем не менее, я не отказал себе в удовольствии потроллить Джимми предложив ему поспорить, что мы обгоним Дальний Восток и соберем 65% за Путина. То побледнел от такой альтернативы и поставил на 50%. Он, кстати, выиграл, хотя в тот момент казалось, что Путин везде, что эта фамилия звучит постоянно. Некоторые не выдерживали и в панике выбегали из комнаты. Мне было немножко смешно, но я сочувствовал ребятам.

Наконец, сортировка окончилось, начали считать. Как положено, перекладывая в пачку. Результаты были такие, в порядке подсчета:

Миронов — 74

Зюганов — 232

Жириновский — 82

Прохоров — 227

Путин — 620

Путина, кстати, считала Саманта, как самый надежный боец. Миша собирал недействительные бюллетени, я насобирал коллекцию фотографий самых прикольных. Всего их было 19 штук, не так уж и много. Один из них кинули двое хулиганистых пацанов, лет по 18. На нем было написано «За боевого перца» рядом с Путиным. Несколько бюллетеней испортили особо ярые «запутинцы» — они ставили кресты у других кандидатов, а Путину — галочку. Ну и дураки. Остальные просто резвились.

Ну все, выборы состоялись. И они были честными. Единственно, чего мы опасались, так это что Г.А. удерет с документами в ТИК и не выдаст нам копии протоколов. Поэтому я предварительно изучил все пути эвакуации. Из самого здания было 4 выхода, но комиссия к ним доступа не имела — только к главному. Исходя из полученных разведданных, мы перекрыли единственный путь отхода обосновавшись в фойе над лестницей. Мы исходили из того, что дама с комплекцией Г.А. не станет прыгать из окна второго этажа и вряд ли сумеет воспользоваться пожарной лестницей. Так оно и случилось. На прорыв никто не пошел, через полчаса нам выдали протоколы, оформленные идеально, с соблюдением мельчайших формальностей.  Гора с плеч. Все, наша задача, как наблюдателей, безусловно выполнена. Накатила усталость.

Посчитав проценты, наблюдатели немного развеселились, Путин недобрал 0,4% до 50% и, таким образом, у нас состоялся «локальный второй Тур». Все настолько вымотались физически, что жестко проверять муниципальные выборы сил никаких не было. Сейчас я понимаю, что зря расслабился, не надо было так делать, но уже ничего не изменишь. Считать муниципалов было сущим мучением и походило на лото: сидели по два за большими таблицами и помечали крестиками голос: «-» — один голос, «+» — два голоса, в квадратике помещалось пять крестов, потом просто считали квадратики. Ни одного наблюдателя от муниципалов не было, мы никого из них не знали, и нам было абсолютно пофиг (как и жителям района), кого выберут. Кажется, только Оля и Александр стояли какое-то время (а может, и все время) за спиной у Саманты, читавшей данные. Если так — честь им и хвала, они настоящие бойцы. А я с «квартетом И» и ланями удалился в чайную комнатку и вел там душевные беседы в приятной компании.

Что запомнилось из душевных бесед:

Любимая группа Джимми — «Лед Зеппелин». Кто бы сомневался. Под начинающую рок-звезду 1970-х он косит осознанно.

Миша голосовал за Прохорова, потому что тот свой парень и рассказывал на политической встрече, как правильно снимать девушек.

«Аркадий» засыпает на ходу, потому что прошлой ночью гулял с друзьями в ресторане и спал два часа.

Джимми ненавидит Путина за то, что тот нырнул и достал две амфоры.

Лань №1 (Аля) сообщила, что они пошли в комиссию, т.к. учатся на юристов и им интересно изучить работу комиссий изнутри. После этого признания я начал смотреть с уважением не только на их ножки. Впрочем, вру, там изначально на все смотрелось с уважением, потому что и кроме ножек все было более чем ОК; но появился как бы второй план личности.

Джимми тоже мало спал предыдущей ночью: он, чтобы уснуть, стал заниматься сольфеджио на гитаре и так увлекся, что не заметил, как наступило утро.

Миша называет себя «политической проституткой», потому что так, или иначе связывался со всеми политическими партиями.

Миша и Джимми пошли наблюдать от ЕР, чтобы на их месте не оказались настоящие наблюдатели от ЕР. Это, надо сказать, сработало — ни одного лица, явно симпатизировавшего ЕР, на участке не было.

Их очень позабавило, что я пошел наблюдать от КПРФ, голосовал за Путина, но хотел, чтобы Путин получил голосов поменьше. Меня и самого это забавляет. Но противоречия не вижу, просто прикольно.

Присутствие ланей очень вдохновляло мальчиков и они блистали остроумием, каждый на свой манер. Аля, чувствуется, к этому привыкла и относилась слегка иронично. Принцесса, одно слово. Лань номер 2 смотрела «Рио» на ноутбуке и помогала комиссии.

Наконец, что-то там посчитали и для муниципалов. Мы беспомощно посмотрели на Олю и Александра, надеясь, что они-то уж точно за всем следили. Они не возражали, мы тоже не возразили. Я только сфоткал увеличенную форму протокола и настоял на том, чтобы написали прописью. Да, все-таки, я лопух: но узнал об этом чуть позже. Конечно, как наблюдатель Зюганова, я выполнил свою задачу безупречно, а вот как наблюдатель по жизни — поддался слабости. Ну да ладно, буду ученым. Уж очень ребята были славные, хотелось с ними пообщаться.

Упаковали бюллетени и книги, поставили свои подписи. Все, можно ехать.

Стали решать, кто поедет в ТИК. Никому не хотелось, все слишком очевидно. Наконец, я вызвался, за компанию со мной увязался весь «квартет И», а Саша вызвался довезти. Т.е., почти в полном составе, кроме Ольги, которая очень беспокоилась за своего ребенка, оставленного дома. Я ее прекрасно понимал; к счастью, мои родители забрали их на два дня, зачтя себе этот подвиг за косвенное участие в контроле над выборами. Антон ушел домой уже давно, как только получил протокол. Ребекка появилась перед закрытием участка и уехала, после того как «Аркадий» получил протокол. Уже садился в машину, как мне позвонила Надя (моя жена), которая наблюдала на участке 481 и спросила совета: что делать, если позвонили из ТИКа и требуют изменить протокол муниципальных выборов. Я закричал в трубку, чтобы вызывала милицию, поднимала шум, звонила депутату и т.д. и пообещал приехать. Пришлось распрощаться с ребятами и броситься со всех ног ловить такси. Это было около 05:00 05.03.12. Но это уже совсем другая история.


  • 1
Очень нерукопожатный пост и это очень радует! Было бы конечно интереснее, если бы вы пошли на 6 участок наблюдателем, тем более, что там и в этот раз была эта тройка удальцов - кроме Финикова, Зубец и "дочь олигарха" - Оечка Ремизова. Пообщались бы, поближе познакомились с этими "знаменитостями", заодно и оценили их стиль работы. Андрей Зубец выложил фотографии в контакт - http://vk.com/photo57920664_280018867, не забыв прокомментировать некоторые и стал мне ещё более отвратителен. Дима же пока молчит. Поскольку скандала нет, написать можно либо о том, что "Путин со своими 40% потерял Москву" или привязать результат своего участка к "реальному" рейтингу Путина по России. Надеюсь, что как минимум он не будет утверждать, что выборы прошли нечестно, а правительство - нелегитимно.

  • 1
?

Log in

No account? Create an account
Error running style: S2TIMEOUT: Timeout: 4, URL: k-degt.livejournal.com/3502.html at /home/lj/src/s2/S2.pm line 531.